HARUHISA WATANABE EXPEDITION

大剛日記

2012.07.27

Мне нравится!  1 

Отдых в пос. Вранге

Вчера вечером я никак не думал, что у меня в сумке лопнул баллончик защитного спрея от медведей… Перцовый аэрозоль попал на руки, и в том числе после бриться, и вообще все места, которых я касался, стало жечь, и меня это уже измучило.

Но, как бы то ни было, эту сумку для мелочей, которую я уже упаковал, придётся выбросить. Однако если не попробовать её помыть, то сказать что-либо сложно…

Ещё нет 7 утра… Я проснулся от того, что кто-то громко кричит “Турист! Турист!”. Похоже, этот человек просто проходил мимо, направляясь куда-то. Так или иначе, у меня голова была забита тем, что делать с пролитым спреем. И вот, любуясь огромным ущельем Памира, я начал спускаться… Дорога была такой, что можно было подумать, что сложнее для проезда, чем эта дорога, просто не существует: то песок, то одни камни. Слава богу, что это спуск, но если бы был подъём, я бы, честно говоря, сразу сдался, тут и говорить нечего…

Этот длинный спуск продолжался до деревни Лангар. По пути я видел много местных жителей. Однако, может, потому, что поблизости Афганистан, лица у всех отличались от тех, какие я видел в Мургабе и других северных районах. Дети были светлыми, почти как европейцы, были люди со светлыми волосами и много людей, похожих на индусов. Мне показалось, что в этом отделённом от Аличура горном районе внешность жителей изменилась коренным образом…

По пути попался горячий источник, и я решил проверить, смоется ли спрей… У источника я встретил парня из Душанбе. Имя, правда, совершенно забыл… И вот, ко мне подошли женщины, которые заведут источником. На них были шарфики, так что было видно только глаза, но они были красавицы, и позже мы с этим парнем втихую радовались их красоте… Что касается сумки, я пробовал отмыть её три раза, но потом сдался. На этот раз руки все начали гореть, как от температуры, как это ужасно… И это ещё не всё. Я нанюхался запаха этого перцового спрея и, кажется, это плохо повлияло на состояние. Постепенно самочувствие ухудшилось… Снаружи на солнце выше 40 градусов, влажность 14%, что и так тяжело, так что мне нужно отдохнуть где-то в этом районе, а то мне уже плохо… Проехав около 45 километров, я остановился у первого же ночлега. Однако мне назвали цену в 150 сомов. То есть это около 30 долларов, так что я отказался. Во второй гостинице 10 долларов стоил номер с питанием, и я остался там… В итоге, выкинув вещевую сумку, я решил попробовать придумать другой способ…

Тогда ко мне подошла одна девушка таджичка и заговорила, представляете, на японском… Звали её Зарина, и она сказала, что изучает японский язык в университете в Душанбе. Она была настолько светлокожей, что можно было принять за туриста с Запада… Работающие в гостинице Аслия и Созанин – тоже красивые девочки. Поначалу, как бы я ни спрашивал, они всё говорили «Не знаааю», но когда та девушка к ним присоединилась, я смог их всех сфотографировать.

После этого работающий в гостинице мальчик, Амин, показал мне номер, и я пошёл к буддийской ступе. Один мелкий хулиган по имени Бобиш присоединился ко мне и взобрался на ступу по наклонной поверхности, прямо как альпинист… Ну, что скажешь – детские шалости… Там была ещё буддийская статуя… Саму ступу, похоже, пристроили позже; фотографировать я не стал, но вид с того места был потрясающий…

Этот мальчишка Бобиш, похоже, собирает рубины на продажу, и я не удержался, купил один за 3 сома… Так, на память… А Бобиш после этого пошёл и пожертвовал 1 сом в мечеть. Однако, не теряя ни минуты, Амин забрал эти деньги… Что поделать, хулиган… Потом я пошёл посмотреть танцевальный клуб, про который мне сказала девушка, говорящая по-японски. По пути я нашёл магазин и купил там толстую ткань. Когда я вернулся, двое мальчишек привели инвалида, который как начал говорить, так и не замолкал. Приклеился как банный лист… Вот же неудача… До этого люди, которые ходили по улице, смотрели в мою сторону доброжелательно, но после того, как пришёл этот инвалид, я заметил, что взгляды стали становиться презрительными… Меня это поразило. Куда бы я ни пошёл, инвалид следовал за мной. Я пошёл в место, где дети занимались балетом, и тогда он, видимо, имея какие-то неприятные воспоминания, отвязался…

Тканью я попробовал обернуть горелку. На первый взгляд получилось нормально. Я решил сделать то же с бутылкой для топлива, насосом и треногой, поэтому после ужина пошёл в магазин, но он был уже закрыт… На ужин в гостинице я ел свежевыпеченный хлеб и что-то похожее на ячменную кашу… Давно я не ел солёного, было вкусно… Мне также удалось сфотографировать памирских девочек, которые потом становятся местными красавицами, так что я был доволен… Завтра хочется ещё остаться, но я подумал, не доехать ли до предместий Ишкасима… Это место – самый что ни на есть Памир… Я пишу дневник, а на меня в это время с улицы смотрит Аслия… Когда я закончил писать и выключил свет, она ушла… Когда солнце село, я почистил зубы, выключил налобный фонарик и увидел снаружи девушку, похожую на тех, которых я фотографировал днём; кажется, она смотрела в мою комнату. Но она сразу отошла и вышла из ворот…

Просто, если бы это был, например, тот инвалид, это было бы мерзко… Может, у памирских девушек в этой местности подглядывать – это какая-то традиция?..

0727_01

0727_02

0727_03

0727_04

0727_05

0727_06

0727_07

0727_08

0727_09

0727_10

0727_11

0727_12

0727_13

  • plus
  • minus